Маруся Чурай – девушка из легенды


      
       
         Символический монумент, посвященный бессмертной украинской народной песне, которую олицетворяет фигура легендарной талантливой полтавской певицы, поэтессы и композитора эпохи гетмана Богдана Хмельницкого Маруси Чурай, расположен в центральной части города на Театральной площади у фонтана перед областным академическим музыкально-драматическим театром им. Гоголя. Авторами этой достопримечательности города считаются известный полтавский деятель искусств, народный художник Украины Анатолий Чернощеков и скульптор Андрей Коришев, а инициатором создания выступил тогдашний мэр Анатолий Кукоба. Памятник сооружали 3 месяца, сначала сделав фигуру девушки из глины, а затем из бетона, и открыли 14 апреля 2006 года.
        Маруся Чурай — это первая украинская поэтесса. Украина вообще гораздо более феминистичная страна, чем Россия. Она может похвастаться тем, что письменная и дописьменная поэзия — это было женское дело. Маруся Чурай — это первый зафиксированный автор песни, ставшей народной, «Ой, не ходи, Грицю, та й на вечорниці» — это ее текст. Она жила в XVII веке. Отравила своего любимого из ревности и была приговорена к смертной казни, которую из уважения к ее отцу, который был героем войны, была заменена на послушание, на монастырь.
        Мария Галина

       Маруся Чурай – девушка из легенды
Ныне почти забыто имя Маруси Чурай - девушки из легенды, поэтессы и исполнительницы народных песен, жившей якобы в Полтаве в XVII веке.   Являлась ли она действительно исторической личностью, или же это только вымысел народной фантазии - выяснить пока не удалось из-за отсутствия достоверных архивных данных. Изучению этого вопроса были посвящены многие исследования XIX века.
Русский драматург А.А. Шаховской в 1839 году издал историческую повесть "Маруся Чурай - малороссийская Сафо". В 1877 году в Петербургском журнале "Пчела" был опубликован биографический очерк А. Шкляревского "Маруся Чурай (Малороссийская певунья)".
В 80-х годах украинский писатель и драматург Г.М. Бораковский на основании рассказа какого-то полтавского казака создал историческую драму "Маруся Чурай - украинская песенница". Были написаны и другие значительные работы о М. Чурай.
По сведениям, которые исследователям удалось собрать в своё время, Марина Гордеевна Чурай родилась в пригороде Полтавы в семье казачьего урядника Гордея Чурая. Дом Чураев стоял вблизи Ворсклы, у того места, где в 1650 году на средства первого полтавского полковника и сподвижника Б. Хмельницкого, участника освободительной войны против шляхетской Польши - Мартына Пушкаря и казаков этого полка было начато строительство Крестовоздвиженского монастыря. Этот замечательный памятник украинского зодчества, свидетель старины, сохранился до наших дней.
Гордей Чурай - исключительно мужественный человек, беззаветно любивший свою родину и ненавидевший её врагов, зарубил одного шляхтича, особо жестоко издевавшегося над народом. Опасаясь мести со стороны польской администрации края, Гордей Чурай бежит в Запорожскую Сечь в составе войск не реестрового гетмана Павла Павлюка принимает активное участие в восстании против шляхты.
В 1637 году по Кумейками произошла битва восставших с войсками Речи Посполитой. Казаки потерпели поражение. Павлюк, Чурай и другая казацкая старшина попала в плен и была казнена в Варшаве...
В доме писателя Г.Ф. Квитки-Основяненко имелся портрет Маруси Чурай неизвестного художника, который описан А. Шкляревским в биографическом очерке легендарной поэтессы. По описанию Маруся была настоящей красавицей. Сложена миниатюрно, невысокого роста, немного худощавая, с небольшим, но рельефным бюстом, маленькими ручками и ножками, с приветливым и ласковым , покрытым лёгким загаром личиком, на котором выступал румянец, с карими глазами под густыми бровями и длинными ресницами. Головку девушки окаймляли чёрные волосы, заплетённые в густую и широкую доходившую до колен косу. Маленький ротик с перламутровой белизны зубками, закрытыми как красными лепестками макового цвета алыми губками, энергичный с небольшой горбинкой нос завершали чудесный вид красавицы.
Писатель щедро использовал наиярчайшие краски, чтобы описать увиденный им портрет, впоследствии исчезнувший бесследно.
Весёлая, жизнерадостная девушка, поэтесса и прекрасная исполнительница народных песен пользовалась исключительной любовью полтавчан. Немало было у неё поклонников и среди молодых людей - полтавских казаков. Легенда говорит о том, что среди них особо выделялся казак Иван Яковлевич Искра, якобы сын известного гетмана Якова Искры-Острянина (Остряницы), а в будущем отец полковника Ивана Искры, казнённого вместе Кочубеем в 1708 году.
И.Я. Искра пользовался большим расположением Богдана Хмельницкого, ценившего в молодом казаке пламенную любовь к отчизне, беспредельную храбрость и честность. Казак любил Марусю, хотя и не смел, открыть девушке свои чувства. Однако красавица предпочла своего молчаливого почитателя другому избраннику. Мужчиной её сердца стал молодой казак Григорий (Гриць), сын хорунжего, фамилию которого исследователи называли двояко - Остапенко или Бобренко.
Любовь к Григорию, личности безвольной и бесхарактерной, всецело находившемуся под влиянием деспотичной матери, стала впоследствии для девушки роковой.
Мать женит Григория на Гале (Анне) Вишняк, племяннице Мартына Пушкаря и дочери есаула Фёдора Вишняка.
Не в силах перенести измену любимого Маруся бросается в Ворсклу, чтобы утопиться, но этого не произошло, она была спасена Иваном Искрой. Неудачная попытка самоубийства привела девушку к тяжёлой болезни. Благодаря самоотверженному уходу матери Гарпины Чурай и преданного друга Ивана Искры, Маруся одолела тяжкий недуг.
Пришла весна. Как-то на вечорнице у своей подруги Меланьи Барабаш дочери полтавского старшины, Маруся случайно встречается с Григорием, который снова увлекается красавицей и приходит к ней в дом.
Наступает трагическая развязка. Мстя за измену, Маруся отравляет Григория...  Казацкий полковой суд приговорил девушку к смертной казни. Это якобы произошло в 1648 или 1652 годах. Ранним утром, на центральной Соборной площади Полтавы, где всё уже было готово к этому печальному событию, собрались жители города. Вот уже показалась телега с закованной в кандалы Марусей, и подъехала к сооружённому здесь помосту. Палачи завели девушку на помост, писарь зачитал приговор. Казалось, что казнь свершиться незамедлительно. Но вот, раздвигая толпу широкой грудью скакуна, к помосту приближается всадник. Он торопится, в руках его приказ Богдана Хмельницкого о помиловании Маруси Чурай. Приняты были во внимание заслуги её отца, геройски погибшего от рук врагов Отчизны. Приказ привёз верный друг Маруси Иван Искра.
Но недолго прожила девушка после этой трагедии. Ей невыносимо тяжело было оставаться в Полтаве, она ушла из родного дома. Жила одно время в каком-то русском монастыре, где якобы умерла в 1653 году...
Давно это было. Никто уже не может сказать, правда, всё это или легенда. Но уже более трёх веков живут песни, авторство которых народная молва приписывает Марусе Чурай. Бесценная лирика песен переживёт ещё многие века, оставаясь живым кладом красоты украинской народной души.
Сочинения (приписываемые Ч. песни): Болить моя головонька, В кiнцi греблi шумлять верби (У плотины шумят вербы), Вiють вiтри, вiють буйнi, В огородi хмелинонька (В огороде хмелинушка), Грицю, Грицю, до роботи, Засвистали козаченьки, Зелененький барвиночку (Зелёненький барвиночек), Iшов милий горонькою (Шёл милый горою), Котилися вози з гори, Летить галка через балку, На городi верба рясна (В огороде верба густая), Над мофю хатиною, Ой, боже ж мiй, боже, милий покидаф, Ой, не ходи, Грицю, та на вечорницi, Прилетiла зозуленька (Прилетела кукушечка), Сидить голуб на березi, Стелися, стелися, зелений гороше, Хилилися густi лози (Клонились густые лозы), Чи ти, милий, пилом припав (Что ж ты, милый, не приходишь), Чого ж вода каламутна (Отчего вода мутная), Чом не гудуть буйнi вiтри (Отчего не шумят буйные ветры), Щумить-гуде дiбровонька, Як з тобой ми спознавались.
        Иванюк Сергей Александрович


Одним из имен, которое стало бессмертной легендой, является Маруся Чурай — украинская народная поэтесса, певица и композитор, которая, по словам М. Стельмаха, «все свое любящее сердце по капле отдала непревзойденным песням, которые и сейчас волнующе отзываются в наших сердцах и поражают нас глубиной и искренностью выраженного в них чувства, совершенством формы, очарованием мелодий…»
Жизнь Маруси Гордеевны Чурай сокрыта мглой давности, ее события в народных сказаниях получили инвариантную окраску, но точно известно, что родилась она в Полтавском посаде в 1625 году. Ее отец был человеком честным и храбрым, пользовался уважением среди полтавчан, участвовал в походах против польской шляхты. Он был казнен в Варшаве после того, как попал в плен к польскому коронному гетману
Потоцкому. После смерти Гордея Чурая его жена Аграфена осталась вдвоем с дочерью Марусей, которая, по народным преданиям, имела очаровательную внешность, прекрасный голос и мастерски пела песни, которые сочиняла почти постоянно и по разным поводам; часто даже в разговоре она излагала свои мысли в стихотворной форме. Конечно, она нравилась городским парням, среди которых, опять-таки по рассказам, заметно выделялся реестровый казак Полтавского полка, а впоследствии знаковый товарищ Искра, настоящее имя которого — Иван Яковлевич Искра (Искренко). Он был сыном известного гетмана Якова Искры-Острянина (Остряницы). Иван пламенно любил Марусю всю свою жизнь, но девушка никогда не отвечала ему взаимностью, потому что ее сердце принадлежало другому. Этим другим был молочный брат Маруси, сын хорунжего Полтавского полка Грицко (Григорий) Бобренко — молодой красивый казак, который, однако, был человеком слабохарактерным и безвольным. Вот как описывает Григория поэтесса Лина Костенко в своей поэме «Маруся Чурай» посредством монолога казака Шибилиста Якима:

«Грицько ж, він міряв не тією міркою.
В житті шукав дорогу не пряму.
Він народився під такою зіркою,
що щось в душі двоїлося йому.
Від того кидавсь берега до того.
Любив достаток і любив пісні
. Це як, скажімо, вірувати в бога
і продавати душу сатані.»

       Мать Григория решительно восстала против его любви с Марусей, и он женился на другой девушке (Гале Вишняк). Из народных преданий мы узнаем, что Маруся, любя Григория более всего на свете, не нашла в себе силы пережить его измену и даже пыталась утопиться в Ворскле, но ее спас Иван Искра, который случайно был поблизости.
Однажды приятельница Маруси, Мелася Барабаш, устроила вечерницы и пригласила ее на них. Там девушка и встретила после долгой разлуки Григория, но не одного, а с молодой женой. Эта встреча стала роковой: в больной душе Маруси возникла страшная идея мести, о которой она рассказывает в своей песне, слова которой дали название многим произведениям, написанным на основе легенды о Марусе Чурай: «Ой, не ходи, Грицю, та на вечорниці»... (Григорий погиб). Суд приговорил за это девушку к смертной казни (сам текст приговора хранится в материалах казацкого законодательства XV—XVII вв. в Центральной научной библиотеке АН Украины). Однако приговор не был приведен в исполнение. Перед казнью Маруси, как свидетельствуют рассказы, сквозь толпу прорвался всадник на взмыленном коне и прервал чтение приговора, вручив писарю гетманский приказ; в нем Богдан Хмельницкий приказал «засчитать голову полтавского урядника Гордея Чурая, отрубленную врагами нашими, за голову его дочери Марины Чурай, в память героической гибели отца и ради прекрасных песен, которые она сочиняла. Марину Чурай из-под стражи освободили».
Известны две версии народных преданий о последнем периоде жизни Маруси Чурай. По одной из них, она, еще находясь в тюрьме, тяжело заболела чахоткой; после помилования зачахла, похудела и в том же году (в 1852 или, по другим данным, в 1853) умерла. По другой версии, Маруся не могла оставаться в Полтаве, где все ей напоминало о Григории. Она много странствовала и умерла в каком-то русском монастыре.
Личность Маруси Чурай, ее талант и верность единственной в жизни любви, которая привела к трагической развязке, не могла не вызывать интереса и у исследователей старины. Одним из них был украинский историк, автор четырехтомного «Малоросійського родословника» В. Модзалевский, который считал наиболее известными песнями, безусловно, принадлежавшими реальному лицу — Марусе Чурай, — «Віють вітри, віють буйні», «Ой, не ходи, Грицю», «Грицю, Грицю, до роботи», «Засвистали козаченьки» и другие. Кстати, что касается последней песни, название которой трактуется также как «Засвіт встали козаченьки», то, во-первых, нет почему-то в словаре Б. Гринченко такого выразительного слова, как «засвіт», в то же время в качестве иллюстрации к словарному ряду выступает общеизвестное «засвистали». Кроме того, возникает определенная временная несогласованность — когда же все-таки выступали казаки в поход: «засвіт» или «з полуночі»?
Утверждение, что Маруся Чурай является реальным историческим лицом, не вызывало сомнений у многих известных российских исследователей, которые считали девушку «импровизатором украинских песен», одной из лучших певиц своего времени. До сих пор сохранился рукописный альбом, датированный 1853 годом, который принадлежал в свое время одному бухгалтеру по фамилии Селегень. В этом альбоме среди других стихотворений записано восемь песен Маруси Чурай, а именно: «Ішов милий горонькою», которая начинается со второй строфы «Ой, ти живеш на гороньці», «Чи ти, милий, припав пилом», «Котилися вози з гори», «Віють вітри, віють буйні», «Хилилися густі лози», «Шумить-гуде дібровонька», «Сидить голуб на березі», «Болить моя головонька». После этих текстов в альбоме сделана приписка, что песни эти написаны Марусей, «дочерью бравого полтавского урядника Гордея Чурая» (а всего пока найдено около 20 песен).
Легенда о Марусе Чурай до сих пор поражает творческое воображение многих художников. Сюжет о знаменитой певице со временем начал приобретать космогонический характер, выйдя за пределы бывшей Российской империи. Он лег в основу произведений многих представителей разнообразных художественных течений, которые интерпретировали историю о Марусе Чурай согласно собственным представлениям и художественным канонам... Так, по мотивам легенды известная украинская писательница Ольга Кобылянская написала повесть «В неділю рано зілля копала»; а исторический роман в стихах выдающейся поэтессы XX ст. Лины Костенко «Маруся Чурай» был отмечен Шевченковской премией. Тема отравления изменщика любимого нашла свое отражение в балладах Левка Боровиковского («Чарівниця») и Степана Руданского («Розмай»), в биографическом очерке А. Шкляревского «Маруся Чурай, малоросійська спiвачка», повести А. Шаховского «Маруся Чурай — малоросійська Сафо», поэме Б. Олийныка «До тієї Чураївни (Парубоцька балада)», в поэтическом произведении Н. Лукива «Балада про Марусю Чурай». Однако особенно яркое воплощение она нашла в украинской драматургии («Маруся Чураївна» В. Cамийленко, «Ой, не ходи, Грицю, та й на вечорниці» М. Старицкого и тому подобное), а И. Хоменко даже награждает свою героиню другим именем — «Марина Чурай».
Определенный свет на личность Маруси Чурай могли бы пролить материалы сотенных канцелярий, ратушные книги и другие разнообразные письменные свидетельства, но их поглотило безжалостное пламя большого пожара, который охватил Полтаву (родину Маруси) летом 1658 года, спустя пять лет после ее преждевременной смерти. Многие доказательства существования М. Чурай именно как исторического лица (известно, что среди некоторых украинских ученых бытует абсолютно противоположное мнение) утеряны вместе со значительной частью архива Г. Квитки-Основьяненко, который, как известно, интересовался судьбой украинской сочинительницы песен. Но, несмотря ни на что, Маруся Чурай идет с течением веков к своему народу: под другими именами и под собственными двумя; идет на помост — к петле или под топор; и на богомолье, мертвая со смертью Григория, к его смерти — и живая после нее; идет к народу, который сам объявил ей смертный приговор — и помиловал, пытаясь на ее родной земле увековечить ее образ через три века в мраморе, в то же время отрицая факт реального существования легендарной фигуры полтавской поэтессы-песенницы Маруси Гордеевны Чурай.
       Эльвира ЗАГУРСКАЯ

Отображение образа Маруси Чурай в романе Лины Костенко
Украинской литературе присущее отображение всех красок, всей полноты и многообразия народного бытия. Начиная от народных дум, Г. С. Сковороды, Т. Шевченко, Леси Украинки, О. Кобилянской и заканчивая то ли Б. Олейником, то ли Олесем Гончаром, то ли кем-то из других сегодняшних литераторов, образа героев в подавляющем большинстве взяты из жизни. А тем паче, когда герой рассказа - живой человек, который создавал, жила, плакала и смеялась. Именно такая главная героиня одноименного романа в стихах Лины Костенко - Маруся Чурай. За рассказами, эта легендарная женщина была воплощением красоты и духовного величия. Природа не лишила ее таланта стихосложения и большой любви к людям. Понятно, что Лина Костенко предоставила своей героине еще и тех рис, которые присущи были вообще женщинам и девушкам Украины. Не случайно о Маруси говорят: Эта девушка не просто так, Маруся, Это голос наш. Это - песня. Это - душа. В романе время от времени автор подчеркивает красоту, красу Чураивны, а именно:
- На мать похожа, только немного выше. Те же самые глаза и такая же селезенка.
- Ну, вот скажите, люди, зачем Такой убийцы и такая красота?
А немного дальше:
- А это как кто. Я имею другое предположение. Она не похожая на убийц.     Преступница,- а так бы и снял бы шапку. Насмерть идет,- а так бы и поклонился.
Давайте внимательнее прислушаемся к этим словам. Не видим ли мы за ними украинский народ, его гордые, непокоренные черты?  Так как, я думаю, изображая Чураивну, Лина Костенко рисовала обобщающий образ украинской девушки. Нельзя, конечно, сказать, что весь украинский народ, в частности девушки, так себе отравляли своих нареченных, то ли Григория, то ли еще кого. Но за этим другой характер народа: гордость, нежелание терпеть унижение. Ни один человек в мире не сможет возразить тот факт, который украинцам присущие такие странные человеческие черты, как глубокое ощущение красоты, поэтическое видение мира. За существующей легендой, Мария Гордеевна Чурай, полтавчанка, действительно составляла песни. Об этом речь идет и в романе. Вот как там сказано:
Выходит полк.
Иван под хоругвями.
И я край пути в стороне стою.
Моя душа вздрогнула словами.
Поют песню, Бог мой, мою!
Но же нам известный бесконечный ряд песен, которые создал украинский народ. Они так и остались народными песнями, и за каждой из них своя Маруся Чурай. Читая и перечитывая роман, убеждаешься, что за главной героиней, как и за другими героями, стоит народ, люди, которые создавали историю Украины, ее культуру. Поэтесса, которой не равнодушна ее культура, ее родное слово, не случайно обратилась к образу Маруси Чурай как к носителю родной культуры. Ведь из уст Чурай на мир Божий появились «Ой не хода, Григорию», «Расти, расти, девочка», «За мир встали козачки». И в этом отображается неразрывная цепочка: Народ - Чураивна - Костенко. Так, именно Лина Костенко. Ведь эта поэтесса от Бога, как и ее героиня, создает украинскую литературу - бессмертную, высокую поэзию.
       Источник:http://soshinenie.ru/otobrazhenie-obraza-marusi-churaj-v-romane-liny-kostenko/

 



Назад



Содержание раздела